21/02/2024

Подстраховка для рискового капитала

 

Подстраховка для рискового капитала

alt=»Форекс-дилеры обязаны ознакомить клиента со всеми рисками, связанными с торговлей на валютном рынке. Фото: depositphotos.com» /> Форекс-дилеры обязаны ознакомить клиента со всеми рисками, связанными с торговлей на валютном рынке. Фото: depositphotos.com

Форекс (международный валютный рынок, где одни валюты покупаются и продаются за другие) появился в России в начале 1990-х годов. И развивался он по законам того лихого времени. Котировки курсов валют были похожи на американские горки, а специалистов, понимающих, как работает этот рынок, в стране практически не было. В финансовой сфере проблем хватало, и на этот инструмент законодатели не обращали особого внимания. Форекс практически существовал за рамками нашего законодательства, которое в то же время его не запрещало. Большинство компаний, которые работали в России, были зарегистрированы в офшорах. Оттуда же появились сотни Форекс-однодневок. Формально рынок жил по законам международным. Да, чисто теоретически обманутый клиент мог защищать свои права в Лондонском арбитражном суде. Но кто из простых граждан этим воспользовался? Точнее, кто из клиентов вообще знал, что имеет на это право.

Если 20 лет назад проблема касалась единиц, то с развитием Интернета явление начало приобретать все большие масштабы. Если в 1995 году, по оценкам экспертов, на российском рынке Форекс было всего около сотни участников, то сейчас их уже почти полмиллиона человек. Возможностей заработать на Форекс становилось все больше. Естественно, остро встала необходимость отделить смесь казино с лохотроном от рискованного, но реального инструмента инвестирования.

Первая попытка навести порядок на российском валютном рынке была предпринята в 2010 году, когда крупнейшие компании, выжившие в результате естественного отбора 1990-х годов, решили собраться вместе и создать саморегулируемую организацию "Центр регулирования внебиржевых финансовых инструментов и технологий" (ЦРФИН). Именно эта группа компаний и вышла с инициативой законодательного регулирования Форекс.

После нескольких лет хождения по Госдуме закон все-таки был принят, вступал в силу поэтапно, и наконец-то заработал в этом году.

— До принятия указанного закона Форекс являлся нерегулируемым рынком с высокой концентрацией конкурентного противоборства между компаниями, отсутствием четких правил работы с клиентами, неуплатой налогов и сборов в бюджет, работой из офшорных юрисдикций со всеми вытекающими последствиями, — комментирует Евгений Машаров, руководитель Ассоциации Форекс-дилеров. — С ужесточением законодательной базы часть компаний, которые работали на этом рынке, решила продолжить осуществлять свою деятельность в правовом поле, получив соответствующие лицензии Форекс-дилеров.

Не запрещать, а регулировать

На Западе этот путь прошли давно, несмотря на то что сам Форекс в том виде, в котором мы его знаем, там появился примерно в то же время, что и у нас, и активно начал развиваться только с распространением Интернета.

— В США контроль за розничным Форекс был передан Национальной фьючерсной ассоциации NFA — саморегулируемой независимой организации, членство в которой обязательно для всех компаний, работающих на этом рынке, — рассказывает Петр Татарников, председатель совета директоров Финансовой Комиссии (FinaCom LTD). — Но в начале у регулятора подход был очень мягкий: не ограничивать, а изучать. Они пытались понять, как именно можно и нужно регулировать этот новый финансовый инструмент, где необходимо вмешательство. Поэтому требования к компаниям тогда были минимальные. И делали это для того, чтобы не распугать индустрию, не допустить бегство компаний. Помню, еще в 2006 году, когда я работал в Forex Club, аудиты NFA были похожи скорее не на проверки, а на семинары повышения квалификации. Регуляторы понимали, что мы, сотрудники, знаем гораздо больше них об этом рынке, и учились у нас. Когда они собрали достаточно информации о Форекс, разобрались, какие есть риски, как компании работают с этими рисками, на что требуется обращать особое внимание, началось ужесточение регулирования. Повысили требования к рисковому капиталу, к практике продаж и т.д. Сейчас можно сказать, что американская система регулирования самая эффективная и строгая. Но к этому они шли постепенно, в течение 10 лет. Для примера, если в Лондоне компании сдают надзорным органам недельные отчеты, то NFA требует отчеты о всей деятельности ежедневно. По сути, NFA знает обо всем, что происходит. Дело в том, что это не просто отчеты по итогам дня, это посекундная детальная информация обо всех действиях в платформах в течение дня.

Регулятор ведет автоматический анализ качества исполнения заявок и если, например, видит, что вчера во время выхода важных для рынка новостей у компаний А, В и С операции совершались за 40 миллисекунд, а у дилера D на порядок дольше, то у последнего будут интересоваться, вследствие чего это произошло. Эта информация сохраняется, и если будут жалобы клиентов, то ее поднимают. И дилеру придется объясняться. Таким образом, специалисты следят, не ведется ли умышленная игра против клиентов.

Но при этом существует еще и внутренний контроль. В каждой компании есть лицензированный compliance officer (директор-контролер, отвечающий за соответствие операций компании правилам и инструкциям по ее сфере деятельности).

— Ни один баннер не будет напечатан, ни одна статья не выйдет в газете без согласования с compliance officer, — рассказывает Татарников. — Этот человек следит и отвечает практически за все действия компании с точки зрения норм регулирования, например за звонки продажников клиентам. Существуют правила, расписанные на десятках страниц, о том, как и что можно говорить клиенту. И, например, если какой-то продажник набрал номер и сказал: "Я вам сейчас расскажу о прекрасном способе легко заработать. ", compliance officer, выявив такую практику, должен внести коррективы и составить внутренний отчет, так как это нарушает правила этики продаж. Здесь речь идет еще и о персональной ответственности. Кстати, в Америке дилеры и их персонал обязаны несколько раз предупреждать клиента о рисках.

Одобрено Центробанком

К моменту вступления закона в силу на российском рынке Форекс было несколько десятков компаний. Отделять зерна от плевел пришлось Центробанку. По новым правилам, чтобы работать на Форекс-рынке в России, нужно обязательно получить лицензию от мегарегулятора, а значит, пройти серьезную проверку.

— В настоящее время в России три компании имеют лицензию профессионального участника рынка ценных бумаг на осуществление деятельности Форекс-дилера, — рассказывает Евгений Машаров. — Первым участником регулируемого рынка Форекс стала компания "ФИНАМ ФОРЕКС". В мае 2016 года к ней присоединились компании "Телетрейд Групп" и "Трастфорекс". Все вышеуказанные компании являются членами Ассоциации Форекс-дилеров, представившей документы в Банк России на получение статуса саморегулируемой организации в сфере финансового рынка, объединяющей Форекс-дилеров.

Лицензионные требования Банка России к участникам рынка ценных бумаг достаточно серьезные.

— Для рынка Форекс регулирование — это новый этап, и мы должны были тщательно к нему подготовиться. На это компания в общей сложности потратила более полугода, — комментирует генеральный директор ООО "Телетрейд групп" Андрей Рыбин. — Проверка Центрального банка проходила в два этапа. На первом регулятор оценивал соответствие представленных документов лицензионным требованиям. На втором этапе сотрудники Центрального банка провели выездную проверку, где особое внимание уделяли программно-техническому обеспечению, работе центров обработки данных (основного и резервного), тестировали торговую платформу, оценивали систему внутреннего учета и квалификацию сотрудников.

Одобрение ЦБ — только первое условие для работы на рынке. Второе — вступление в саморегулируемую организацию (СРО). Это объединение должно также пройти проверку ЦБ и получить соответствующую аккредитацию. Сейчас это испытание проходят три претендента.

По задумке законодателей, лицензированные организации будут контролировать дилеров, которые стали членами этой СРО и заплатили взнос в компенсационный фонд, сформированный саморегулируемой организацией. Кстати, из этой общей копилки будут выплачиваться деньги клиентам разорившихся компаний. Помимо этого СРО должна будет решать споры, которые возникают между клиентами и компаниями. Если же конфликт не будет решен на этом уровне, в дело вступят суд и ЦБ, а это может грозить отзывом лицензий у дилеров. Закон также дал право участникам защищать свои интересы в российских судах.

— Задачи Ассоциации Форекс-дилеров можно разделить на две: стратегические и текущие, — рассказывает Евгений Машаров. — К текущим задачам я бы отнес необходимость оперативной разработки базовых стандартов деятельности Форекс-дилеров, включающих в себя порядок совершения операций на финансовом рынке, защиту прав потребителей услуг и управление рисками, а также создание полноценной инфраструктуры для эффективной деятельности Форекс-дилеров. В качестве стратегических задач, на мой взгляд, необходимо выстраивать полноценный диалог с регулятором, повышать имидж Форекс-индустрии и совместными усилиями наводить порядок с недобросовестными участниками рынка, которые продолжают работать без соответствующей лицензии Форекс-дилера.

Третье условие работы Форекс-дилеров в России — открытие номинальных счетов в отечественных банках. Это позволит разграничить деньги клиентов и компании. По сути, это механизм защиты интересов трейдеров, поскольку по закону доступ к денежным средствам клиентов для Форекс-дилеров строго ограничен.

— В России теперь очень высокие требования к уставному капиталу Форекс-дилеров, — комментирует Татарников. — 100 млн рублей — это $1,5 млн. Для примера, в Европе, чтобы начать работать на Форекс-рынке, компании нужно иметь 700-800 тысяч евро. И при этом можно работать по всему Евросоюзу. В США не так давно серьезно подняли эту планку — до $20 млн, и это сильно сократило количество дилеров на рынке.

Оценить риски

Несмотря на то что закон действует уже полгода, ни один Форекс-дилер в России до сих пор не может работать по новым правилам, так как никто физически не успел выполнить все требования. По оценкам аналитиков, этот переходный период может затянуться на срок от 6 до 10 месяцев. Но при этом торги на валютном рынке не остановлены. Деятельность иностранных Форекс-дилеров, в том числе прописанных в офшорах, законом не запрещена.

Таким образом, у граждан появляется выбор. Если они хотят работать с иностранными дилерами, то в случае проблем придется обращаться, например, в Кипрскую комиссию по ценным бумагам и биржам или в тот же Лондонский арбитражный суд. Или же торговать через лицензированные ЦБ отечественные компании и решать все проблемы, если они возникнут, по российскому законодательству.

Появление правил на рынке дает надежду на то, что наладится цивилизованная практика решения споров. Причем защита нужна как клиентам, так и самим дилерам. Претензии клиента к компании — дело обычное. С историями успеха всегда проще: человек, который заработал деньги на Форекс, будет горд собой и не станет на всех углах кричать, что это заслуга дилера. А вот в неудачах принято винить всех. И тут нужен механизм, который одинаково для всех позволил бы выяснить: а почему клиент потерял деньги? Это дилер умышленно увеличивает сроки исполнения заявок или выставляет не рыночные цены? Или же сам клиент не захотел довольствоваться прибылью в 40%, а захотел 100 и больше процентов годовых и проиграл?

До принятия закона да и до сих пор проигравшие на рынке обращались с заявлениями в правоохранительные органы, пытались давить на бизнесменов с помощью скандальных публикаций в СМИ. И недавняя история с компанией "Телетрейд", возможно, как раз тому иллюстрация. Полиция оказывается в сложной ситуации: с одной стороны, она обязана реагировать, а с другой — расследованием подобных специфических бизнес-дел должны заниматься профессионалы именно в этой сфере. Кто возьмет на себя эту роль — СРО, Центробанк или арбитражный суд? Но без этого рынок не будет нормально развиваться, а значит, ни клиенты, ни дилеры не смогут зарабатывать деньги.

— Важно не создать в стране таких условий, при которых дилерам будет невыгодно работать, — подчеркивает Татарников. — И не только дилерам, но и клиентам тоже. Так, например, произошло в Японии. Когда регулятор снизил плечо до 1:25, граждане ушли торговать через японских дилеров, которые зарегистрированы за границей. На мой взгляд, ряд моментов существующего законодательства должен быть пересмотрен. Есть вещи, которые идут вразрез с базовыми принципами торговли и ценообразования на рынке. Например, Форекс-дилер не может выводить сделки на внешнего контрагента. Фактически дилер лишен возможности эффективно управлять своим торговым риском. Это все равно, что запретить страховым компаниям перестраховываться. Я думаю, что в дальнейшем нужно будет корректировать закон под реалии рынка.

А гражданам, желающим торговать на этом рынке, главное знать и понимать правила предстоящей игры. Да, по некоторым оценкам, возможно заработать на рынке Форекс 20-30%, но и вероятность проиграть огромная. И прежде, чем вкладывать деньги, нужно четко это осознавать. Кстати, теперь по закону Форекс-дилеры обязаны ознакомить клиента со всеми рисками, связанными с торговлей на валютном рынке.

— Но даже самый хороший закон не поможет, если не решить проблему финансовой безграмотности, — комментирует Петр Татарников. — Нужно объяснять людям, что Форекс — это не лотерея. Если вы решили торговать на валютном рынке и хотите зарабатывать, к этому нужно относиться как к серьезному бизнесу, который требует вложений, сил, терпения, упорства, везения. Шансов потерять деньги, открыв пиццерию, не просчитав бизнес-риски, столько же, сколько и прогореть на Форекс. Нужно это понимать.

Источник https://rg.ru/2016/07/05/chto-izmenitsia-dlia-rossiian-zhelaiushchih-zarabotat-na-valiutnom-rynke.html

Источник

Источник

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *