04/12/2021

Миноритарий предъявил директорам иски на основании выводов налоговиков. Кейс

 

Практика судебных споров по поводу взыскания с менеджмента сумм финансовых потерь компаний, которые связаны с налоговыми претензиями, пополнилась кейсом страховщика «Энергогарант». В его случае роль защитника интересов компании попытался взять на себя ее миноритарный акционер, подав иски к бывшим гендиректорам, тогда как сам «Энергогарант» подчеркивает, что претензий к ним не имеет.

Истец использовал необычную конфигурацию исков и в первой инстанции проиграл, так как, по мнению экспертов, не смог представить требующийся объем доказательств. Но борьба продолжится, тем более что «Энергогарант» работает в ситуации конфликта между акционерами.

Налоговый риск величиной 1,65 млрд рублей

ООО «Атлас», владеющее около 20% акций «Энергогаранта», которое принадлежит членам семьи бывшего министра топлива и энергетики России и первого главы РАО «ЕЭС» Анатолия Дьякова, скончавшегося в 2015 году, подало в интересах страховой компании иски почти на 870 млн рублей к двум ее бывшим генеральным директорам — Андрею Зернову, семья которого контролирует «Энергогарант» сейчас, и Сергею Васильеву. Свои претензии истец обосновывал результатами налоговой проверки, которая проходила в «Энергогаранте» за период 2014-2016 годов. По ее итогам страховой компании была начислена недоимка по налогу на прибыль в размере 574,39 млн рублей, налогу на доходы иностранных организаций — 532,15 млн рублей, 332,05 млн рублей пеней и 216,47 млн рублей штрафов, а всего 1,65 млрд рублей.

Недоимка по налогу на прибыль, по мнению фискальных органов, сложилась, во-первых, из-за неправомерного учета в составе расходов части агентского вознаграждения. Во-вторых, при выплате премий в общем объеме 2,66 млрд рублей через немецкого брокера ABEL Reinsurance Broker GmbH, австрийского BlauBerg GmbH и чешского CRS Zajistovaci s.r.o. по договорам перестрахования. Они заключались с немецкой Hannover Re, филиалом швейцарской Swiss Re в Германии, зарегистрированной на Бермудах Sirius International Insurance Group, ирландским подразделением Everest Re, австрийской VIG Re, Chaucer, имеющей штаб-квартиру в Лондоне и входящей в китайскую China Re, словенской Sava Re и зарегистрированными в Киргизии компаниями «Фаворит» и «Страховой резерв».

Страховщик не может знать…

«Энергогарант» не согласился с решением налоговой инспекции, и, как подчеркнула пресс-служба компании, успешно отстаивал свою позицию в суде: сумма претензий сократилась примерно на 2/3 от первоначальных требований.

Один из аргументов межрегиональной инспекции ФНС по крупнейшим налогоплательщикам ¹ 9, который суды отклонили, заключался в следующем: «За проверяемый период не было ни одного страхового случая, то есть выплат от перестраховщиков, что свидетельствует об отсутствии экономического смысла в этих сделках и их сомнительный характер». Арбитражный суд Москвы категорически отверг этот довод как противоречащий самой сути перестрахования. » Страховщик не может знать о будущих страховых случаях, и, заключая договор перестрахования, он гарантирует себе отсутствие чрезмерных страховых выплат, которые так же, как страховой случай по договору страхования, могут не произойти», — говорится в решении суда.

Налоговики также приводили информацию, что реально работающим на рынке перестраховщикам шло гораздо меньше средств, чем должно было по ковер-нотам. Например, согласно этим документам, через брокера ABEL в перестрахование Hannover Re были переданы риски с выплатой перестраховочной премии за 2014-2015 годы в размере 610,67 млн рублей. Между тем налоговые органы ФРГ в ответ на запрос ФНС сообщили, что выплаченная этому перестраховщику премия составила только 17,57 млн рублей. На основании этой информации налоговики сделали заключение, что большая часть средств оседала у брокеров и, следовательно, эти платежи не могут учитываться в составе расходов «Энергогаранта» в качестве перестраховочной премии.

Этот аргумент суд также отклонил, поскольку он расходится с содержанием роли клиента на перестраховочном рынке. «Российский перестраховщик никаким образом не взаимодействует напрямую с перестрахователем, поскольку в силу особенностей международного рынка перестрахования риски могут быть переданы нескольким перестраховщикам через несколько брокеров с распределением доли участия… Заявитель в силу особенностей взаимоотношений не обязан проверять и подтверждать факт получения именно перестраховщиком выплаченной через брокера перестраховочной премии», — говорится в решении суда.

Доказательств недостоверности или фиктивности большинства договоров перестрахования, а также отсутствия взаимоотношений с брокерами или перестраховщиками инспекция не представила, резюмировал суд. В результате было признано неправомерным доначисление «Энергогаранту» 365,47 млн рублей по налогу на прибыль и 371,98 млн рублей по налогу на доход иноорганизаций.

Перестрахование по-киргизски

Но один из эпизодов, связанных с перестрахованием, суд признал правонарушением — перевод 775,73 млн рублей через CRS Zajistovaci совершенно не известным на страховом рынке ООО «СК «Фаворит» и ООО «СК «Страховой резерв», зарегистрированным в Киргизии. Затем эти деньги ушли в Великобританию на счет Fund Advisors Ltd., которое в 2019 году было ликвидировано.

Эти структуры, согласно материалам дела, были связаны между собой. Совладельцами чешского брокера были Александр Терещенко и Дмитрий Шевченко, при этом первый действовал по доверенности от имени «Страхового резерва» и основного участника этой структуры — Fund Advisors. В свою очередь киргизские ООО, как говорится в материалах дела, были взаимозависимыми, поскольку находились по одному адресу, имели один телефон, а бухгалтерские услуги им оказывал один и тот же человек.

«Фаворит», «Страховой резерв» и Fund Advisors, судя по материалам дела, имели все признаки фиктивных компаний. Киргизские ООО представляли налоговую и финансовую отчетность с минимальными показателями, имели минимальный объем собранных страховых премий и фактически не осуществляли страховых выплат. «[Они] никаким образом не могли удовлетворить требования о перестраховочной выплате, с учетом принятых в перестрахование лимитов ответственности, не сопоставимых с производимыми компаниями финансовыми операциями», — констатируется в материалах дела.

Британская структура, согласно информации из открытых источников и сведений Bureau Van Djik, является микропредприятием, фактически не имела активов и имущества и осуществляла минимальные обороты, говорится в судебных документах. У нее был «массовый» секретарь, отсутствовали работники, местом регистрации являлся жилой дом — тот же самый, что и у множества других организаций.

Конечными бенефициарами этих трех структур значились Максим Коротков («Фаворит» через сейшельское Intercontraction) и Дмитрий Корнев (Fund Advisors). Будучи допрошены, согласно материалам дела, они «показали, что никакого отношения к указанным компаниям не имели, акционерами и учредителями не являлись, слышат об этом впервые».

Ликвидация киргизских «перестраховщиков» началась в 2019 году. Относительно них в материалах дела есть яркий эпизод: «Вся документация у обоих компаний была утеряна в процессе хранения, при идентичности договоров хранения, включая место хранения — контейнер на рынке».

Были ли допрошены Терещенко и Шевченко, в материалах дела не говорится, констатируется лишь, что они «имели прямое взаимоотношение с заявителем и являлись агентами по поиску для него клиентов».

С учетом всех этих обстоятельство первая инстанция пришла к следующему выводу: «Заявителем совместно с иными лицами создана схема по выводу за пределы РФ денежных средств под видом премий по договорам перестрахования с ООО «СК «Фаворит» и ООО «СК «Страховой резерв» для дальнейшего вывода в офшорные юрисдикции». Суд назвал все договоры и операции, совершенные в рамках этого эпизода, фиктивными. По его мнению, «целью операций является вывод денежных средств из-под налогообложения, с увеличением расходов на не существующие операции, не имеющие экономического обоснования и деловой цели».

На этом основании Арбитражный суд Москвы признал правомерным доначисление «Энергогаранту» 155,11 млн рублей налога на прибыль и 155,05 млн рублей налога с доходов иноорганизаций. Апелляция поддержала это решение.

Суд оценивает критически

«Агентский» эпизод налогового дела «Энергогаранта» касается отношений компании с рядом физических лиц, а также ООО «Страховое агентство «Меркурий», ООО «Ай-Си-Эм сервисез», ООО «Агентство финансовых инноваций» и ООО «Агентство РеспектАйСиЭм». Сотрудники ФНС сочли, что на самом деле они посреднических услуг «Энергогаранту» не оказывали.

Набор доказательств в отношении тех или иных агентов мог отличаться, но в общем и целом среди них были следующие: отсутствие необходимого для оказания услуг имущества, обналичивание денежных средств сразу после поступления на счета агентов или их перевод в «однодневки» с последующим выводом на физических лиц и затем в «нал», возврат части агентского вознаграждения на счета сотрудников «Энергогаранта» и пр. Кроме того, как говорится в материалах дела, работники агентов-организаций дали показания, что эти компании не оказывали услуги страхового посредника для «Энергогаранта».

Еще один блок доказательств, согласно материалам дела, это — ответы страхователей. «Согласно [им] взаимодействие со страховщиком осуществлялось напрямую (или в рамках тендерных процедур), без участия спорных посредников, по вопросам страхования страхователи обращались непосредственно к сотрудникам заявителя, при этом часть страхователей являлась клиентами заявителя задолго до заключения агентских договоров», — говорится в материалах дела.

Юристы «Энергогаранта», судя по материалам дела, при рассмотрении налогового спора представляли письма страхователей в подтверждение факта оказания агентских услуг. Но суд эти доказательства не принял. «Согласно показаниям работников заявителя при допросах в рамках уголовного дела, в ходе проведения выездной проверки им было поручено задание обзвонить максимальное количество страхователей и согласовать с ними письма об участии в заключении с ними договоров страхования спорных агентов. Следовательно, указанные «письма» суд оценивает критически и считает, что они составлены исключительно «по просьбе» заявителя, с целью введения суд и налоговый орган в заблуждение», — объяснила первая инстанция свой подход в решении.

«Указанные обстоятельства в совокупности свидетельствуют о создании заявителем схемы по выводу денежных средств из-под налогообложения на счета подконтрольных им предпринимателей и организаций под видом выплаты агентского вознаграждения за фактически не оказываемые ими услуги», — таков вывод Арбитражного суда Москвы по этому эпизоду. Апелляция с ним согласилась.

Жалобы на постановление апелляционного суда в Арбитражный суд Московского округа подавали и «Энергогарант», и налоговики, но в итоге в этой инстанции страховая компания отказалась от кассационной жалобы. Как сообщили «Интерфаксу» в пресс-службе «Энергогаранта», это было сделано «в целях недопущения затягивания на неопределенное время дальнейшего судебного разбирательства, а также для минимизации возможных репутационных рисков» (компания по масштабам бизнеса, согласно данным ЦБ за первое полугодие 2021 года, находится на 19-м месте с премиями более 8,3 млрд руб. — ИФ). «В целях процессуальной экономии компания приняла решение отказаться от кассационной жалобы, оперативно и полностью исполнить решение судов первой и второй инстанций», — заявили в пресс-службе. В настоящий момент выплаты произведены, задолженности перед бюджетом, по информации «Энергогаранта», нет. Общий объем недоимки (без учета пеней и штрафов), которую уплатила страховая компания, составил 362,06 млн рублей — это почти в три раза меньше по сравнению с изначально заявленными требованиями ФНС.

Представитель компании подчеркнул, что исполнение судебного решения по налоговому спору не отразилось на ее финансовой стабильности, так как все необходимые резервы под налоговые обязательства были сформированы в предшествующие годы.

На 31 декабря 2020 года величина этого резерва составила 8% от валюты баланса (1,65 млрд рублей). «По состоянию на отчетную дату финансовые претензии ФНС оказывают минимальное влияние на платежеспособность общества», — говорится в актуарном заключении по итогам 2020 года.

Кассационная жалоба инспекции, которая пыталась доказать правомерность налоговых претензий в полном объеме, была отклонена. Полный текст постановления окружного суда был изготовлен 15 июля 2017 года. В Верховном суде РФ налоговики его не обжаловали.

Разные выводы

Некоторые фактические обстоятельства, установленные в ходе налогового спора, и выводы судов в той части, где они согласились с ФНС, и легли в основу исков «Атласа» к Зернову и Васильеву. Истец требует взыскания с них в пользу страховой компании убытков, которые, по его мнению, вызваны операциями с российскими юрлицами, привлекавшимися в качестве страховых агентов, и чешским брокером CRS Zajistovaci.

Цена иска к Зернову составила 600,82 млн рублей, к Васильеву — 268,22 млн рублей. Они складываются из сумм вознаграждения за неоказанные агентские услуги, выплаченного «Энергогарантом» в пользу упоминавшихся выше четырех российских ООО (85,86 млн рублей в 2014-2015 годах и 7,91 млн рублей в 2016-м), а также «перестраховочной премии», которая через CRS Zajistovaci ушла киргизским «перестраховщикам» (514,95 млн рублей в 2014-2015 годах и 260,31 млн рублей в 2016-м).

«Атлас» считает, что раз эти денежные средства у «Энергогаранта» выбыли, однако агентские услуги оказаны не были, а выплаты брокеру перестраховочной премией не являлись, то указанные суммы являются убытком, возникшим «в связи с недобросовестными действиями» бывших гендиректоров. Зернову претензии предъявлены за операции 2014-2015 годов, когда он был гендиректором, Васильеву — за 2016 год. При этом все обстоятельства, обуславливающие привлечение к ответственности, по мнению «Атласа», были установлены в ходе рассмотрения налогового дела (преюдиция).

Однако Арбитражный суд Москвы с этим не согласился, напомнив, что согласно пункту 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса (АПК) РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. «Для применения института преюдиции при рассмотрении дела необходимо, чтобы состав лиц, участвующих в делах, был идентичен. Иное толкование привело бы к установлению судами обстоятельств на основании судебных актов, принятых без участия участвующих в деле лиц, которые были бы лишены права представлять доказательства в обоснование своих доводов и возражений, что являлось бы нарушением фундаментальных принципов арбитражного процесса — принципов равноправия и состязательности», — говорится в решении суда. Следовательно, поскольку Зернов и Васильев не привлекались к участию в рассмотрении налогового спора в судебном порядке, преюдиция работать не должна.

 

Кроме того, констатировал суд, процесс по иску об убытках идет по другим правилам, нежели налоговый спор. Чтобы обосновать свои требования, «Атлас» должен доказать существование одновременно вины конкретного должностного лица, факта причинения убытков и их размер, а также причинно-следственную связь между действиями ответчика и возникшими потерями (статья 15 Гражданского кодекса РФ).

«Негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности», — напомнил также суд.

Необходимого комплекса доказательств, если судить по решению первой инстанции, «Атлас» не представил. «Материалами дела не подтверждено, что заключение агентских договоров, так же как контроль за их исполнением входили в должностные обязанности Васильева С.К. [Он] не мог быть осведомлен об условиях каждого заключаемого обществом агентского договора, не мог участвовать в их непосредственном заключении и одобрении», — говорится, в частности, в решениях.

В обоих делах суд решил, что спорные сделки не могут рассматриваться как фиктивные, так как брутто-премии по агентским договорам «Энергогарант» получал, а конкретных доказательств отсутствия перестраховочной защиты нет. В итоге финальные выводы судов звучат так: «Ответчик, осуществляя полномочия генерального директора общества, действовал в интересах общества, добросовестно и разумно, в действиях ответчика отсутствуют признаки вины».

«После прочтения судебных актов по налоговому и по гражданскому спорам возникает вопрос, который, может быть, и не имеет определяющего значения для разрешения дела, но подчеркивает разные выводы по одному и тому же вопросу в одном арбитражном суде. По налоговому спору был сделан вывод о фиктивности сделок, а по гражданскому сделки и услуги признаны реальными», — отмечает партнер юридической фирмы «Пепеляев групп» Антон Никифоров.

«Атлас» будет обжаловать отказ в исках к Зернову и Васильеву, сообщил «Интерфаксу» представитель компании.

Несносное бремя

Практика привлечения директора к ответственности за убытки, причиненные компании в результате налоговых правонарушений, получила активное развитие с 2013 года, когда соответствующее решение принял президиум Высшего арбитражного суда РФ, напоминает партнер юридической компании Orchards Юрий Аксенов. По его словам, убытки могут быть «перевыставлены», если менеджер вел дела недобросовестно или неразумно и если тому есть конкретные доказательства. «Ясные и убедительные доказательства непосредственной вовлеченности директора в создание схемы по уклонению от уплаты налогов», — добавляет Римма Малинская, советник международной юридической фирмы Bryan Cave Leighton Paisner (Russia). «Нужно доказать, что директор присвоил все перечисленные средства себе или же просто знал о фиктивности услуг, или даже хотя бы должен был знать об этом», — конкретизирует Никифоров из «Пепеляев групп».

Чаще всего в подобных делах сумма исковых требований соответствует размеру налоговых санкций либо налоговой недоимки вместе с пенями и штрафами. «С процессуальной точки зрения такие убытки намного проще доказать», — объясняет Малинская.

Но «Атлас» пошел по другому пути, взыскивая суммы выплат в пользу контрагентов по сделкам, которые он считает не имеющими реальной деловой цели и прикрывающими безвозвратный вывод средств компании за пределы России, констатирует Аксенов из Orchards. В результате, по его словам, «Атлас» столкнулся с необходимостью выполнения требований повышенного стандарта доказывания при обосновании как недобросовестности и неразумности действий директоров, так и факта и размера убытков. «Истец усугубил свое бремя доказывания и в итоге этого бремени не вынес», — говорит Аксенов.

«В судебных актах не приводится доказательств получения выгоды директорами или того, что они знали о фиктивности услуг. Также нет указаний на то, что руководство старалось избежать обязательных процедур проверки внутренними службами компании сделок и контрагентов. Не говорится и о том, что директор не организовал эти процедуры проверки. Все выглядит так, как будто оспоренные налоговым органом сделки принципиально ничем не отличались от других, к которым претензий нет», — комментирует решения судов Никифоров из «Пепеляев групп». «Из решений нельзя сделать вывод, что истец представил убедительные доказательства вины и роли директоров в создании схемы по уклонению от уплаты налогов. Логика истцов заключается лишь в том, что поскольку спорные сделки произошли в период осуществления полномочий директоров, то именно они должны нести ответственность», — соглашается Малинская из Bryan Cave Leighton Paisner (Russia).

С учетом отражения доказательной базы в полных текстах решений по искам к Зернову и Васильеву большинство опрошенных «Интерфаксом» экспертов склоняются к тому, что в вышестоящих инстанциях они имеют хорошие шансы устоять. «Суд отклонил ссылки истца на преюдициальный характер фактов, установленных в налоговом споре, и подчеркнул, что он не связан с правовыми выводами, сделанными в этом разбирательстве в целях применения налогового законодательства. Указанная позиция суда первой инстанции соответствует нормам процессуального права и практике его применения», — констатирует Аксенов из Orchards.

У Никифорова из «Пепеляев групп» несколько другая оценка: «То, что выводы по налоговому спору не обязательны для спора гражданского, по букве закона, действительно, так. Но все-таки, по моему мнению, положения АПК РФ предполагают, что директор, который не участвовал в налоговом споре, может представить весомые доказательства действительности сделок. Однако в тексте судебных актов по гражданскому спору явно не говорится о каких-то новых доказательствах», — говорит он. В этой связи, по его словам, «несколько странно» выглядит то, что суд в налоговом деле пришел к выводу о фиктивности спорных сделок, а в гражданском — нет.

Поэтому бесспорным исход спора не выглядит. «Нельзя исключить того, что истец приводил доводы и ссылался на важные доказательства, но они не были отражены в решении. Такое случается. В этом случае вывод вышестоящих судебных инстанций может быть другим», — говорит Никифоров. «Важно также, представлялись ли ответчиками в свою защиту новые доказательства, ранее не исследованные в налоговых спорах и позволяющие суду прийти к иным выводам при оценке разумности и добросовестности действий директоров», — отмечает Аксенов из Orchards.

«Энергогарант», в свою очередь, по-прежнему считает, что компания в рамках всех рассматриваемых сделок получила необходимую перестраховочную защиту, все агентские договоры и договоры перестрахования были оформлены и исполнены в соответствии с действующим законодательством, заявил «Интерфаксу» представитель компании. По его словам, «Энергогарант» не имел и не имеет никаких претензий к работе Зернова и Васильева, а также к работе других лиц, участвовавших в заключении и сопровождении договоров, оспаривавшихся ФНС.

Усеченное право голоса

Эти разбирательства проходят на фоне конфликта между акционерами «Энергогаранта» в ситуации, когда контроль в компании принадлежит семье Зернова. Крупнейшим держателем акций страховой компании сейчас является английская Preferred Management Ltd., которой принадлежит 40,35%. В капитале этой структуры 2/3 имеет Preferred Trust, бенефициарами которого являются мать Зернова Татьяна и Наталия Суханова, оставшаяся треть находится у Cossac Holding Ltd., которым в равных долях владеют вдова Анатолия Дьякова Тамара и их дочери — Светлана Красникова и Лариса Соколова.

«Атласу», которым наследники бывшего министра также владеют в разных долях, принадлежит чуть менее 20% акций «Энергогаранта». Однако 19 июля 2021 года Банк России ограничил право голоса Preferred Management 10% голосов. После этого, согласно информации на сайте ЦБ, «Атлас» получил 30,545% голосов на собраниях акционеров.

Остальные держатели акций «Энергогаранта» сейчас так или иначе связаны с семьей Зерновых. Сестра Андрея Зернова Вера через ООО «Электровольт» и «ООО «Энергофинансконсалт» контролирует 19,0168% страховой компании, что сейчас дает 28,693% голосов. Еще в одной цепи владения, которая к «Энергогаранту» идет через ООО «Стройкомпани» и ООО «Промстройлизинг» (держит 18,634% акций — 28,116% голосов), фигурирует сын Зернова Михаил. Ему в «Стройкомпани» принадлежит 49,707%. Еще 49,303% в этой структуре у миноритария «Энергогаранта» и члена совета директоров компании Олега Страздинга, 0,99% у Сухановой.

Ранее расклад был другим. С начала 2000-х годов основными бенефициарными владельцами «Энергогаранта» стали ныне покойный Анатолий Дьяков (около 40%), Андрей Зернов и Алексей Матвеев (по 19%), сообщила «Интерфаксу» вдова бывшего министра. Еще около 19% принадлежало самому страховщику по кольцевой схеме: «дочка» «Энергогаранта» ООО «ЭКИП» владело 100% в ООО «Промстройлизинг», а последнее — бумагами материнской компании. Остальные акции были у миноритариев.

Обманутое доверие

Тамара Дьякова говорит, что, по ее мнению, Андрей Зернов злоупотребил доверием ее покойного супруга и присвоил активы. По ее словам, когда Матвеев в 2005-2006 годах принял решение выйти из страхового бизнеса в обмен на передачу ему девелоперской «дочки» «Энергогаранта» (ООО «Энергогарант Капитал Строй»), то, по существовавшим договоренностям, между Дьяковым и Зерновым должны были быть поровну распределены активы уходящего партнера — треть в Preferred и 30% в «Электровольте». Однако, по мнению вдовы министра, свои обязательства Зернов не выполнил.

Позднее в 2007 году Зернов, по словам Дьяковой, получил под свой контроль 19%-й пакет акций «Энергогаранта», который принадлежал самой компании через «ЭКИП» и «Промстройлизинг». В этой операции, по информации Дьяковой, был задействован принадлежащий Зернову офшор Oakridge Investments Ltd. Эта структура, согласно данным аналитической системы » СПАРК-Интерфакс «, действительно фигурировала в операциях, связанных с держанием 19% акций «Энергогаранта»: ей принадлежало 95% в упоминавшейся выше «Стройкомпани», которая 7 сентября 2007 года стала владельцем 100% «Промстройлизинга», на чьем балансе находится упомянутый пакет.

Кроме того, по мнению Дьяковой, Андрей Зернов не дал наследникам бывшего министра вступить в наследство на 40%-ю долю в уставном капитале «Электровольта», которая обеспечивает эффективное владение 7,61% акций «Энергогаранта». Он, как считает Дьякова, обманув партнера, изменил устав: вместо правила о безусловном переходе доли к наследникам в документе появилось положение о том, что это происходит с согласия других участников общества. У Дьякова, согласно » СПАРК-Интерфакс «, действительно было 40% в «Электровольте», а сейчас эта доля находится на балансе самой компании.

В пресс-службе «Энергогаранта» напомнили «Интерфаксу», что Зернов являлся мажоритарным акционером «Энергогаранта» (60% акций) с 2009 года. «Между Зерновым А.А. и Дьяковым А.Ф. никогда не было недопонимания или острых конфликтных ситуаций. Дьяков А.Ф. не имел претензий к Зернову А.А. ни как к партнеру, ни как к руководителю «Энергогаранта», — заявили «Интерфаксу» в пресс-службе компании.

«В настоящее время между акционерами компании в рабочем порядке идет обсуждение всех спорных моментов, возникших после смерти председателя совета директоров Анатолия Дьякова», — сообщили также «Интерфаксу» в пресс-службе «Энергогаранта».

«Такого обсуждения нет», — передала через представителя Дьякова.

Контрольный пакет под арестом

«После того, как наследники выявили преступный характер выбытия акций, то сразу обратились в правоохранительные органы», — передала «Интерфаксу» через представителей Дьякова. По их заявлениям о хищении акций было возбуждено несколько уголовных дел, которые позже были объединены в одно производство и по указанию Генпрокуратуры переданы для расследования в Главное следственное управление Следственного комитета по Москве, свидетельствуют материалы картотеки московских судов. Расследуется три эпизода: перераспределение акций «Энергогаранта» при выходе из бизнеса Матвеева, судьба 40%-й доли в «Электровольте» и пакета акций страховой компании, который находился на балансе «Промстройлизинга».

Обвинения в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса РФ (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере) предъявлены Зернову-старшему, упоминавшемуся выше экс-гендиректору «Энергогаранта» Васильеву, бывшему заместителю гендиректора компании Виктору Абрамову, экс-директору «Электровольта» Вадиму Раскину, эксперту-оценщику Елене Филимоновой, гендиректору и владельцу ООО «Компания «Экспертиза, строительство и оценка».

Расследование охватывает действия с 51,1% акций «Энергогаранта». В рамках уголовных дел на них наложен арест, запрещающий отчуждение. Наследники Дьякова пытались добиться и запрета на голосование этими акциями на собраниях, но суды эти ходатайства отклонили. Юристы противной стороны, в свою очередь, пытались добиться частичного снятия ареста, доказывая, что размер заявляемого ущерба несоразмерен стоимости контрольного пакета акций «Энергогаранта», но успеха не имели.

Версия следствия о том, как Зернов после выхода Матвеева из бизнеса получил под контроль долю в Preffered Management, в судебных документах звучит так: «Как следует из материалов уголовного дела, примерно в 2006 году Зернов А.А. втайне от Дьякова А.Ф. оформил долю Матвеева А.В. в Preffered Management Limited в размере 33,33% на себя единолично, нарушив договоренности участников о распределении доли Матвеева А.В. между Дьяковым А.Ф. и Зерновым А.А. на паритетных началах. В результате указанных действий Зернов А.А. получил в свое единоличное владение долю в Preffered Management Limited в размере 66,66% (2/3), оформив указанную долю на своего сына — Зернова М.А. и свою мать Зернову Т.М., тем самым получил большинство при принятии решений в Preffered Management Limited и, соответственно, возможность единолично управлять пакетом акций ПАО «САК «Энергогарант» в размере 40,35%» (цитата по постановлению Преображенского райсуда Москвы от 24 декабря 2018 года).

Есть в судебных документах и характеристика эпизода с получением Зерновым 30%-й доли в «Электровольте», ранее принадлежавшей Матвееву, и, соответственно, с доведением своей до 60%. В апелляционном постановлении Мосгорсуда от 3 августа 2021 года говорится об уголовном деле, возбужденном 19 сентября 2018 года «по факту приобретения мошенническим путем права на долю в уставном капитале ООО «Электровольт» в связи с выходом Матвеева А.В. из состава участников организации».

Эпизод, который следствие трактует как лишение наследников Дьякова права на 40% в «Электровольте», в судебных материалах описывается следующим образом: «Действуя из корыстных побуждений, Раскин В.Б., Абрамов В.Ю. и Зернов А.А. намеренно утаили информацию» о цепи владения 19,02% акций «Энергогаранта» (через «Электровольт» и «Энергофинансконсалтинг»), после чего, «отказав наследникам по закону во вступлении в состав участников общества с долей в уставном капитале в размере 40%, 12 октября 2016 года перечислили на лицевой счет Дьяковой Т.Ф. денежные средства в размере 166 800 руб. в качестве оплаты принадлежащей Дьякову А.Ф. доли в уставном капитале общества, в результате чего наследникам причинен материальный ущерб на сумму не менее 155 177 088 руб., то есть в особо крупном размере» (цитата по апелляционному постановлению Мосгосуда от 3 августа 2021 года).

«Интерфакс» поинтересовался в «Энергогаранте» позицией относительно фабулы этих дел. «Упомянутые в вашем запросе уголовные дела в настоящий момент находятся в производстве, и мы не вправе комментировать их ввиду тайны следствия», — ответил представитель компании. Адвокат Андрея Зернова Наталья Животкова в одном из судебных заседаний по вопросу о мере пресечения своему доверителю говорила, что обстоятельства, рассматриваемые в рамках уголовного дела, «относятся к гражданско-правовым отношениям и подлежат рассмотрению в Арбитражном суде Москвы» (цитата по апелляционному постановлению Мосгорсуда от 6 июля 2018 года).

Андрей Зернов заочно заключен под стражу, объявлен в международный розыск. Его отъезд за границу адвокат объясняла «исключительно ухудшением его состояния здоровья, что подтверждается медицинскими документами, представленными суду». Мосгорсуд, отклоняя ходатайство о более мягкой мере пресечения, охарактеризовал действия Зернова так: «Скрылся от органа следствия, чем препятствует производству по уголовному делу» (цитаты по апелляционному постановлению от 6 июля 2018 года). Остальные фигуранты дела находятся под подпиской о невыезде.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Предыдущая статья Индекс USD может протестировать важную поддержку на 93.20/10 – SocGen
Следующая статья Международные резервы РФ в октябре увеличились на 1,6% до $624,2 млрд